Немного абзацев о персонажах Моря. Очень скоро тут появится каждый из них и даже с картинкой. А непонятные подчеркнутые слова станут ссылками на глоссарий. А потом, ключевые персонажи обзаведутся собственными страничками.

Всё это будет, а пока страничка находится в доработке :)

Генрих Сенеслав Эрцегер Меримангула II, виконт Раткоцци, наследный принц Трансселении

Родился в 12892 году от Первого Воцарения, в день Перекрестья Лун (и кучи других дурных примет, как потом с готовностью вспомнили). Шестнадцать лет спустя погиб, отравленный собственным ментором. Гроб был отпущен дрейфовать в открытом космосе и триста веков спустя столкнулся со сталкерским шлюпом «Мельмонт».

Маленький Генри был единственным ребёнком в выводке, что для знати было нередким делом. Мать, впрочем, запретила искусственно ускорять развитие мышонка (ускорение тоже было в порядке вещей). В результате, отец, продолжая боготворить сына, быстро оставил стандартные программы воспитания «тела и духа» и доверил его обучение семейным менторам. Принц получил образование, превосходящее то, что обычно получали дети даже его круга, хотя и недополучил уроков доблести и хитрости, чему мог бы научить его отец.

Влад Милош Эрцегер Зорин, князь Трансселении

Молочный брат самого императора, мышонком рос и воспитывался вместе с ним. До получения титула князя Трансселении был Хвостом императора, занимаясь контршпионажем и подавлениями сепаратизма. Про пожалованный лен  поговаривали разное – от подарка брату до западни политическому противнику. Оба предыдущих префекта, назначенные туда  метрополией, погибли при обстоятельствах столь же печальных, сколь и невыясненных, а места считались дурными и без того.

Влад нашел, в конце концов, щели в сердцах Трансселенских мых. Новый государь, неожиданно, начал укреплять свою власть с опорой на дом Раткоцци. Дом, хоть и являлся одним из пяти старейших, обладал крайне дурной славой, как среди местных жителей, так и у имевших с ними дело имперских переселенцев. Однако, добившись руки Рану (леди) Авроры, Влад очень быстро укрепился в княжестве, с одной стороны избавившись от врага, с другой стороны – «уберегая» от него простых мых.

Рану Аврора Авина Раткоцци

Наследница дома Раткоцци с юного возраста избегала продолжительного общения с посторонними мыхами. Подобное поведение объясняли или репутацией (леди Аврора считалась особой тихой, но злопамятной и опасной), или положением. Наследницу должны были выдать замуж ещё за семь лет до прибытия на Трансселению Влада Эрцегера, но жених, с которым Аврору обручили в детстве, не дожил до дня свадьбы;  в дальнейшем считавшаяся первой красавицей княжества мыша старалась не дразнить своим хвостиком окружающих.

Так или иначе, брак по расчёту закончился тем, что Аврора Раткоцци влюбилась в собственного мужа – без ума и без памяти; хотя и про это тоже, разумеется, говорили разное.

Морин ‘Соль’ Коннорс

Семья Коннорс уже не первое поколение была связана с Филармонией, хотя и не поднималась выше рядовых Слышащих. Соль родилась уже после того, как её старшая сестра стала Преподобной. Детство всех Морин  прошло среди лучших мых Гамельна, в изобилии и уважении. Когда Морин было по 14, Преподобная Сара сошла с ума и умерла в лечебнице. Семья потеряла какой-либо особый статус, но Соль в первую очередь осталась без сестры, с которой была очень близка.

Детей взял на воспитание Пила, капитан Гамельна. Когда выяснилось, что Соль избегает Слышащих, именно он подарил ей «Мельмонт». Соль в самом деле отказалась от всяких связей с Филармонией. К тридцати двум годам она четырежды выигрывала Чистый Танец на фестивале Тысячи Флейт, но всегда отказывалась пройти проверку Чуткости.

Морин ‘Рифф’ Коннорс

Из троих Морин, с детства считался спокойным и слегка отстранённым парнем. Не демонстрировал особенно ясного слуха, зато всегда был самым общительным из трёх, с детства умея заводить друзей во множестве. Главной чертой Риффа, впрочем, оставалась скрытность. Старшему из трёх Коннорсов достался весьма приличный слух – лишь чуть менее острый, чем его же нежелание это демонстрировать. Рифф предпочитал добиваться своего через знакомых (и большая часть его знакомых оказывались полезны самым неожиданным образом).

Как и сестра, много и тепло общался с Сарой – и услышал её смерть ещё за несколько дней до того, как её госпитализировали. Опасаясь неконтролируемой суматохи, которая, на его взгляд, должна была начаться, Рифф заранее скрылся у друзей, проигнорировав похороны и траур. В итоге, взбешённая пренебрежением Соль отыскала его и потребовала объяснений. От неё Рифф ничего таить не стал.

Кстати, женился он, не в последнюю очередь, желая уберечь любимую от всеобщего набора в Филармонию.

Морин ‘Нюх’ Коннорс

Последний из Коннорсов переживал смерть Преподобной даже острее,  чем Соль. Но если для неё это означало потерю любимой старшей сестры, для Риффа – начало непростых событий, развитие которых он не мог предвидеть, то для Нюха кончина Сары означала гибель мира, в котором он жил.

Нюх восхищался способностью брата повсюду находить мых, готовых что-то для него делать, но сам не отличался особенными талантами в этом. Безумие Преподобной сбросило его с вершины зыбкой социальной лестницы Гамельна и не слишком гибкий, зато честолюбивый мышонок предпочёл остаться в Филармонии.

Разумеется, он никогда не сможет занять место Сары, да и авторитет на Гамельне слабо зависит от должности. Но, кроме того, тут нет ничего неизменного, это Нюху известно очень хорошо.

Преподобная Абигель

Мыша, которую мантия Преподобной дважды преобразила. До выигрыша Чистого Танца юную Эбби, по прозвищу Ключ, можно было назвать какой угодно, но не ответственной и чуткой. Она и в Танце участвовала больше из желания развлечься. Преподобную же Абигель помнили как педанта и трудоголика, дотошную до мелочности. Она с удовольствием передала флейту Саре: роль Преподобной давалась Абигель непросто, хотя она немало проходила в мантии. Правда, оставив пост, Абигель осталась деятельной и благожелательной Слышащей, много внимания уделявшей помощи новой Преподобной.

Безумие и смерть Сары Абигель объясняла в основном её же собственной неосторожностью и самонадеянностью.

Новая старая Преподобная с жаром ищет подходящую столь ответственному титулу мышу. Конечно, Соль, которая наверняка должна будет ей стать, ещё менее собрана, чем когда-то была Абигель, и при том не собирается меняться. Ну что ж, Абигель всё ещё сможет быть рядом, учить, помогать в трудную минуту…