Комикс — самостоятельный вид искусства, его место можно определить как стык литературы и кинематографа. Если вы согласны с данным утверждением — идём дальше, если нет — прошу почитать мастистых теоретиков, а не эту статью, так как автор видит свою задачу не в дискуссии на данную тему.

Данная статья адресована комиксоделам, призвана помочь в решении вполне прикладных вопросов. А именно: существует масса учебников, статей и мастер-классов по написанию книг и киносценариев; а так как мы определили книгу и кино как смежные области для комикса, возникает желание этими обучающими материалами воспользоваться. Задача данного текста — дать хотя бы некоторые критерии адаптации этих самых учебных материалов под специфику комикса: на что можно и нужно обращать внимание, а что — смело выкидывать.


Начнём с литературы.

Качества, присущие хорошему литературному произведению, не равны качествам, определяющим хороший сценарий — этой формулой определяется основная масса различий в рекомендациях по написанию книги и построению комикса, и, я думаю, причина очевидна.

    Описания vs картинки. Для литературы проблема описаний важна, для комикса она вообще стоит в другой плоскости, поэтому спор о использовании наречий, правила подбора прилагательных и вопросы уместности трёх абзацев про заплаканные глаза главгероини, если её никто не видит, нас совершенно не волнуют.

    Методы задания динамики текста и построения сцен в романе; в книге сцена боя часто смотрится скучно, слишком навороченный в описаниях может оказаться не по тактовой частоте мозгу, из-за чего читатель теряет нить происходящего. В комиксе сложные финты и неожиданные ракурсы можно показать со вкусом и оттяжкой.

    Важное правило любого сценариста: хорошо написанный текст с большой вероятностью выйдет плохим сценарием. Особенно если это ваш собственный текст. Часто автор сначала пишет художку, а потом решает переконвертировать её в другой формат — киносценария или комикса. Если вы сначала оформили свою идею текстом, то может, именно эта реализация и является для неё самой подходящей с точки зрения вашего творческого чутья. С адаптациями чужих произведений та же суть: если вы слишком любите текст оригинала, не беритесь.

А вот то, что брать из учебников по литераторству нужно, определяется моей любимой фразой Фаины Раневской: фразу нужно чистить, как чистят зубы.

    В комиксе мало текста. Мысль нужно умещать в небольшое количество слов — и они должны быть подобраны филигранно. Фраза, сказанная персонажем, должна быть понятна с первого раза, стилистически выверена, звучно построена, без избитых оборотов, заезженных штампов и слов-паразитов (если выкинуть последние, к слову, сразу больше места в баббле образуется).

    Естественная прямая речь на письме — это вовсе не дословно записанный живой диалог. Просто законспектируйте какой-нибудь обычный конверсейшн у себя на кухне, со всеми «это самое», «ну так вот», «той фигнёй» и тэпэ.

    Кроме прямой речи, в комиксе может присутствовать и голос за кадром, а также мысли персонажа. О том, как грамотно вести рассказ от первого и третьего лица (а ещё это можно делать от второго), как лучше переключаться между видом «из головы» одного главного персонажа и всевидящим непредвзятым рассказчиком и нужно ли это делать, тоже разбирается в некоторых мастер-классах.

    Безграмотный текст читать грустно. (Да, и мы не безгрешны, но работаем над собой.) Конечно, иногда хочется сказать, что «пипл схавает» и «да кто заметит», но когда в напряжённый момент весь такой из себя пафосный Гамлет подкрадывается к комнате любимого дядюшки-короля уже с мечом наготове и вдруг восклицает «Да он же молитЬся!» — создаётся неловкое ощущение среднеазиатского акцента.

    Многие мэтры любят поперемалывать — то есть поперемывать, простите, — косточки молодым талантливым аффтарам (МТА — это у них мем такой). Кроме обычной интернет-ругани, они ещё и регулярно пишут статьи с разборами типичных ошибок, штампов и несуразностей в произведениях. И вот эти статьи очень ценны. Да, часто это уроки «как НЕ надо делать» (я считаю и такие тоже полезными — отрезвляет), но серьёзные литераторы регулярно срываются с критического тона на дружественно-лекторский, и дают дельные советы, как эти недочёты можно было бы исправить или вовсе обойти.

Теперь перейдём к кинематографу.

Да, сходство комикса и киносценария подмечают многие; кто-то даже воспринимает комикс как статичную раскадровку. С точки зрения теории хорошо разбирал тему Скотт Маклауд, а здесь я расскажу о различиях в подготовке сценария для кино и для комикса.

    В кино диалог измеряется в секундах (одна секунда — в среднем два слова); в комиксе — в сантиметрах квадратных. Атмосферные, но не несущие сюжетной нагрузки диалоги и посторонние звуки лучше выкинуть. Отдельно стоит остановиться на саундтреке: бодрая музыка за кадром и копипаст текста двенадцати куплетов любимой песни — это не одно и то же. Да, бывают хорошие исключения. Но стоит помнить того же Маклауда: читатель комикса звука не слышит.

    Комикс свободен от ограничений в декорациях, хронометраже, в нём можно использовать закадровый голос и пояснительные тексты; он позволяет всунуть в себя больше смысловых пластов.

Композиция кадра — это очевидное место, на которое следует обращать внимание (правда, это скорее в курсе режиссуры, чем сценарного дела). Ещё из важных для комиксиста моментов:

    Теория проработки «объёмного» персонажа. Киношные правила для комикса лучше литературных, дают структурированную сетку чётких рекомендаций. И в сценарных учебниках вопросы мотивации разобраны очень серьёзно и сразу на прикладной манер.

    Современные правила сюжетостроения. Главная тайна кино — сделать так, чтобы каждую сцену было интересно. У литературы таких жёстких рамок нет, более того, интеллектуальная литература за этим не просто не гонится, а такое ощущение, что избегает. А вот нескучность для кино — вопрос выживания, и технологии тут отточены.

Для себя я сделала адаптацию терминологии. Надеюсь, кому-нибудь ещё это тоже поможет.

Смысловые единицы сценария это (по убыванию): акт — эпизод — сцена — действие.
Акт — завязка, действие, развязка истории в целом. С ними всё обычно понятно.
Эпизод — обычно это глава. Существенный признак — изменение судьбы героя. То есть на входе статус, предполагаемое будущее у героя одни, на выходе — другие (был военнопленный — стал матрос; был капитан — стал беглец).
Сцена — её следует рассчитывать на полное число страниц, то есть новая сцена с новой страницы, а не с середины. Для веб-комикса очень желательна расстановка 1 сцена = 1 страница, ибо это законченная мысль. Для сцены характерны единство места-времени; должны быть конфликт, его разрешение, и, обязательно, продвижение на один шаг к цели героя (героев).
Действие — наименьшая смысловая единица, в комиксе это кадр (в крайнем случае, группа кадров, если нужно изобразить slo-mo, к примеру). Показывать нужно только значимые действия (нет, это не значит, что персонаж не может налить себе чашку чая — это значит, что даже через кадр, где персонаж наливает себе чашку чая, автор должен передать осмысленное послание). Каждое действие-кадр приближает к цели. Если автор на десять кадров показывает утреннее просыпание-одевание персонажа, то он, автор, должен чётко знать, зачем он показывает каждое действие (может, по сюжету эти полосатые носки и привлекут внимание инопланетян; может, в комоде с нижним бельём лежит пистолет; просто что-то важное или необычное, характеризующее персонажа). Если ценности для сюжета в кадре нет — выкидывайте его и не тратьте усилия художника.

И на сладкое полезные ссылки. Кто-то уже рекомендовал всяких там Митта и Сигер — это большие и серьёзные работы, и не каждый готов и может читать целую книжку на много страниц. Я вот пользуюсь статьями с сайта «Справочник писателя» из разделов «как написать сценарий» и «литературная мастерская». Для начала этого хватит.